Arnold schwarzenegger bodybuilding

Arnold schwarzenegger bodybuilding

Культуризм, Арнольд Шварценеггер, Терминатор, политика и успех давно стали словами синонимами. Но как так получилось, что парень из австрийской деревни смог эмигрировать в Америку, стать звездой спорта и кино, губернатором штата и заполучить в жены девушку из клана Кеннеди? Это предназначение, высшее провидение, исключительный талант или энергия желания, снесшая на пути все преграды и расчистившая дорогу к цели? А может культурист прав в том, что «человек сам себе ставит границы, за которые не хочет выходить»? Все эти вопросы лучше адресовать известной персоне и узнать факты биографии из первых рук.

Шварценеггер в детстве

Год рождения – 1947 г., июль. Полное имя – Арнольд Алоис Шварценеггер.

Труднопроизносимая фамилия Schwarzenegger переводится как «черный пахарь». По национальности бодибилдер – австриец.

Арни появился на свет в католической семье в деревне Таль. Его и старшего брата воспитывали розгами. Арни доставалась больше, чем брату. Ревнивый отец, подозревавший жену в измене, решил для себя, что младший сын не имеет к нему отношения и всегда срывал на нем всю злость.

Родитель работал шефом полиции, и все время пропадал в участке. Вся деревенская работа лежала на плечах матери и детей. Жили они очень бедно. В доме не было нормальных бытовых условий, поэтому покупка холодильника запомнилась Арнольду на всю жизнь.

В школе мальчик не блистал талантами и учился посредственно. Однако учителя и сверстники любили его «за добрый нрав и кипучую энергию». С подачи отца в школьные годы вместе с братом увлекался спортом. Арни пробовали себя в разных видах, но больше ему нравилось играть в футбол.

Отрочество и юность

В 14 лет Арнольд случайно попал в тренажерный зал и поднял штангу. С этого момента он забыл о футболе и сосредоточился на силовых тренировках. Бодибилдер вспоминает —

«Я был худым и неуклюжим, но хорошо физически развит, поэтому поднимать тяжести не составляло труда».

Первая тренировка так вымотала подростка, что он не смог причесаться и от слабости упал с велосипеда.

Страсть к спорту подогревали еще и актеры-культуристы. Ленты с участием Рега Парка и Стива Ривза часто крутили в местном кинотеатре. Начинающий качок без устали смотрел на их тела и поклялся себе стать таким же, как и они. Желание было настолько сильным, что подросток даже в выходные лазил через окно в зал.

«Если и не занимался, то ходил как больной, а на следующий день не мог видеть свое отражение в зеркале».

Поднаторев в спорте, юноша задумался об увеличении продуктивности тренировок и стал изучать связь тела с мозгом. Ему пришлось изучать психологию, что обусловило успех в дебюте. В 17 лет Шварценеггер выступил в Граце и показал 2-й результат.

Служба в армии

В 1965 г. Арни призвали в танковые войска. Парень был счастлив — наконец появилась возможность избавиться от власти деспотичного отца и бесконечных домашних дел. Служба механиком-водителем подразумевала получение прав на вождение транспорта. А это как раз то, чего он хотел. Но и здесь он не переставал тренироваться. В казарме боец оборудовал спортивный уголок и отчаянно качал мускулатуру. Поскольку в армии кормили лучше, чем дома объемы быстро росли. Солдатскую форму приходилось менять каждые 3 месяца. Из армии он сбежал на «Арнольд Европу» и там победил, хотя за самовольную отлучку пришлось сидеть в карцере.

Спортивный прорыв

Мобилизовавшись в 1966 г., Арни подался в Мюнхен. Там он тренировался, работал в спортзале и спал на тренажерной скамье. Средств на жизнь катастрофически не хватало. В этом же году атлет улетает в Лондон и к своему удивлению занимает 2-е место на «Мистер Вселенная», пропустив вперед Честера Йортона. Один из судей так впечатлился успехами парня, что предложил себя в качестве тренера и проживание в своем доме. Так Арни начал профессионально тренироваться и изучать английский. Шварценеггер вспоминал с теплотой —

«Семья Беннет дала мне то, чего мне так не хватало в детстве».

В жизни Арни постоянно встречались люди, которые здорово ему помогали. Атлету повезло заниматься с великим Регом Парком — культуристом с мировой славой. Затем посчастливилось встретить Джо Вейдера – тренера и основателя IFBB. Если Парк помог с программой, то Вейдер организовал переезд в Калифорнию.

Арнольд Шварценеггер — Мистер Олимпия

В 1967 г. атлет получил «Мистер Вселенная» и в 20 лет вошел в историю культуризма как самый молодой победитель. Вскоре он вернулся в Мюнхен, где продолжил тренировки и параллельно посещал бизнес-курсы. В следующем году парень уверенно закрепил прошлый успех.

В 1969 г. Арнольд переехал в Калифорнию, где после окончания визы некоторое время жил нелегально. Однако это не помешало выступить на «Мистер Олимпия» и уступить первенство только Серхио Оливе. В 1970 г. он потеснил трехкратного чемпиона и снова стал самым молодым обладателем престижного титула.

Арнольд завоевывал победы одну за другой. В итоге 7 раз занимал первое место Олимпии, четыре раза становился обладателем «Мистер Вселенная». На турнире 1970 г. бодибилдер обошел самого Рега Парка.

В 1975 г. сразу после Олимпии Железный Арни заявил о завершении карьеры. Однако же на этих помостах фанаты увидели его еще в 1980 г. В то время он готовился к съемкам в «Конон-варваре» и находился в пиковой форме. Культурист воспользовался моментом и взял еще одно золото.

Год Соревнования Место
1968 Мистер Юниверс 2
1969 Мистер Юниверс 1 в категории высокий рост
1969 Мистер Юниверс 1
1969 Мистер Олимпия 2
1969 Мистер Интернэшнл 1 в категории высокий рост
1969 Мистер Интернэшнл 1
1970 Мистер Олимпия 1
1971 Мистер Олимпия 1
1972 Мистер Олимпия 1
1973 Мистер Олимпия 1
1974 Мистер Олимпия 1 в категории свыше 90,7 кг
1974 Мистер Олимпия 1
1975 Мистер Олимпия 1 в категории свыше 90,7 кг
1975 Мистер Олимпия 1
1980 Мистер Олимпия 1

Секреты «звездных» тренировок

К спортсмену можно относиться по-разному, но факт остается фактом — Железный Арни — великий культурист и тело его совершенно. Параметры качка Шварценеггера:

  • рост – 188 см;
  • вес на соревнованиях -107 кг;
  • обхват бицепса зависит от физической формы — 54-57 см;
  • бедра — 72 см;
  • грудь — 135-145 см;
  • обхват талии — 87 см;
  • лодыжки – 50 см.

Принципы тренировок старой школы с уклоном на базовые упражнения позволили развить колоссальную силу и достичь фантастических силовых показателей.

  1. Становая тяга — 330 кг за дно повторение.
  2. Приседания с весом — 240 кг в 8 повторах.
  3. Жим лежа — 240 кг.

Высокие показатели спортсмен показывал в разводках рук и «ослиных» подъемах на икры с весом 300 кг. Арнольд всегда считал, что:

«Упражнения одинаково влияют на физиологию. Отличие лишь в том, сколько энергии и терпения вы вкладываете в работу».

Программа Шварценеггера в молодости

  1. Жим лежа.
  2. Жим к груди стоя.
  3. Тяги в наклоне и к подбородку.
  4. Становая тяга.
  5. Жим снаряда под углом.
  6. Подъемы на бицепсы.
  7. Французский жим.
  8. Фронтальные приседания.

«Культуризм — не вязание на спицах, это — постоянный экзамен на силу духа»

Эти слова Арнольда как нельзя лучше подтверждают его стремление к победе. Он постоянно искал трансформационные пути для усовершенствования тела. В этом ему помогали:

  • читинги;
  • пиковые сокращения в кульминационных точках;
  • форсированные повторы;
  • сеты со сбрасыванием веса;
  • суперсеты.

В приоритете у бодибилдера всегда были грудь и бицепсы. Культурист считал, что именно они отвечают за эстетику фигуры. С этой целью все упражнения он повторял по 10-12 раз в 5 сетов, за один тренинг выполняя 55 подходов. На тотальную тренировку мышц у Арнольда уходило 3-4 часа. Это вынудило культуриста позже оптимизировать процесс и перейти на двойной сплит. Такая схема высвободила время для отдыха, восстановления и роста мышц.

  1. В 1 день тренировал самые крупные скелетные мышцы — веерообразные, широчайшие, квадратные, трапециевидные, ноги.
  2. Во 2-ой нагружал – руки + дельты.

В Мюнхене по совету Рега Парка атлет начал работать 2 раза в день, расщепив сплит на 2 части и прокачивая разные группы утром и вечером. Это улучшило качество тренинга и силовые результаты. После переезда в Америку программа снова обновилась. Теперь вместо двойного сплита появился тройной. Бедренные и икроножные мышцы атлет начал тренировать в другой день.

Советы от звезды

  1. Для роста важен мышечный отказ. Чем сильнее усталость, тем больше нагружайте мышцы. Уменьшите вес снарядов, и вы легко совершите еще несколько повторов.
  2. Работайте с максимальной амплитудой. При изолированных жимах задерживайтесь вверху, чтобы статически нагрузить целевые мышцы.
  3. В базовых упражнения при позитивных подъемах стопоритесь в 5 см от конечной точки. Точно также поступайте в негативной фазе. При этом не выпрямляйте полностью локтевые суставы.
  4. Не игнорируйте частичные дожимы. Они развивают мышечную мощь на 8% и помогают преодолеть спортивное плато. Начинайте с тяжелой штанги, которую можно приподнять на 15 см. Спустя неделю увеличьте интервал в 2 раза и по такому принципу двигайтесь по всей амплитуде.
Читайте также:  180 Ударов сердца в минуту

Дебют в кино

В 1970 г. Железный Арни пробует себя в новом ампула. Режиссеров настораживал акцент атлета, сложно произносимая фамилия и пугали «надутые мышцы». В первом фильме «Геркулес в Нью-Йорке» слова героя озвучил другой актер, а фамилия и имя трансформировались в Арнольда Стронга. Затем было проще — после адаптации в среде акцент стал незаметен. В фильмографии:

  • «Долгое прощание»;
  • «Качая железо»;
  • «Оставайся голодным»;
  • «Терминатор»;
  • «Коммандос»;
  • «Красная жара»;
  • «Близнецы» и ряд других работ.

В 90-е на экраны вышел «Терминатор-2», который принес премию «MTV Movie Award». В 2000-е появился «Шестой день», спустя 3 года – «Терминатор – 3».

Актерская карьера Шварценеггера сейчас

После последней премьеры 56-летний актер заявил об уходе из кино и начале политической дельности. Однако Арнольда возобновил съемки в 2011 г. после окончания 2-го срока. В 2013 -14 гг. свет увидели боевики с его участием: «Возвращение героя», « План побега», « Саботаж». В 2017 состоялась показ ленты «Последствия».

Политические амбиции Терминатора

Арнольд Шварценеггер – республиканец с центристскими взглядами. Выступал против запретов на оборты, военных действий в Ираке, боролся за экологию, за что в апреле 2014 г. получил звание «Командор Почетного легиона».

В 2003 г. Шварценеггера избрали губернатором Калифорнии. Он стал первым иностранцем, удостоившийся высокой должности. Перед выборами в СМИ его называли «Бегущим человеком» из «Терминатора -3». Несмотря на сфабрикованные обвинения в сексуальных домогательствах, Арнольд доказал невиновность и вступил в новую должность, причем был переизбран в 2006 г. Однако экономический кризис 2008 г. привел к спаду рейтинга и Арнольд в 2011г. покинул пост.

Сколько лет Шварценеггеру сейчас, жизнь вне политики и спорта

Сегодня Терминатору 71 год. За эти годы он успел построить финансовую империю и обзавестись семьей.
Первый раз он женился в 1960 г. на учительнице Барбаре Аутланл Бейкер и прожил с ней 14 лет. Список претенденток на сердце культуриста был длинным, но он выбрал Марию Шрайвер. Жена Арнольда принадлежит к самой влиятельной семье США, что и обусловила интерес спортсмена к политике.

Детей у Шварценнегера четверо. До 2011 г. в глазах избирателей он выглядел порядочным семьянином. После серебряной свадьбы семья Шварценеггера распалась. Оказалось, что у него есть внебрачный сын от домработницы, прослужившей в его доме много лет. Ребенка Арни признал. С 2015 г. он встречается с женщиной, которая моложе его почти на 30 лет. Сейчас Арнольд полон творческих планов и снимается в боевиках.

В дань таланту

В 2002 г. на родине Шварценеггера Железному Арни решили открыть памятник, но культурист попросил отказаться от затеи. Однако в 2014 г. в его честь создали музей, приурочив презентацию к открытию «Арнольд Классик». И это не все. Звучным именем названы: жужелица, компьютерная программа, язык программирования ArnoldC с использованием цитат Терминатора.

Рассказ Арнольда о пути к победам в видео формате

Читайте также, об иконе классического бодибилдинга Фрэнке Зейне →

Антропометрические данные

  • Рост: 187 см,
  • Вес: 118 кг (межсезон), 107 кг (соревновательный),
  • Бицепс: 56 см,
  • Грудная клетка: 145 см,
  • Талия: 86 см,
  • Бедро: 72 см,
  • Голень: 51 см.

Биография

Будущий всемирно известный культурист родился 30 июля 1947 года в Тале — деревне, расположенной в федеральной земле Австрии под названием Штрия. Населенный пункт находился поблизости Граца. Мальчику при рождении было дано имя Арнольд Алоис. Маму звали Аурелия, а отца — Густав. В семье был еще один ребенок, который был старше Арнольда всего на один год. Семья была верующей и посещала католическую церковь.

Когда Австрия вошла в состав Германии, Густав Шварценеггер вступил в ряды нацисткой армии. Вернувшись в родную деревню после восстановления австрийской независимости, он становится шефом местной полиции. Место служителя правопорядка досталось Густаву по той причине, что доказательств его причастности или совершения военных преступлений было недостаточно. В семье сначала родился один мальчик, а потом второй.

Зарплата стража правопорядка была достаточно скромной. О достойном существовании семьи с двумя детьми можно было только мечтать. Приходилось экономить буквально на всем. Единственным действительно значимым и стоящим приобретением, которое было совершено, как вспоминает Арнольд, стал холодильник. Его покупка являлась для семьи целым событием.

Арнольду, которому лишь предстояло стать настоящей звездой и иконой культуризма, в детстве приходилось довольно тяжело. Это заключалось не только в материальных аспектах, но и в суровой атмосфере, царившей в австро-германских семьях, где все должно было подчиняться строгим правилам. Он с самого детства отчаянно сопротивлялся общепринятым укладам, а также противился спартанскому образу жизни, заявляя, что он станет и богатым, и знаменитым.

Отсутствие денежных средств не стало для Арнольда поводом для отказа от любимых занятий спортом и активной физической деятельности. Он не просто постоянно тренировался, но и постоянно пытался найти что-то новое для себя, совершенствуя подход к занятиям. Отец мечтал, чтобы мальчик стал звездой футбола. В младшем возрасте сын разделял его взгляды. Все поменяло, когда Арни исполнилось четырнадцать. Немаловажную роль в этом решении сыграли такие спортсмены, как Вайсмюллер, являющийся пятикратным олимпийским чемпионом по плаванью, а также Стив Риз и Рег Парк, которые профессионально занимались бодибилдингом.

Восхищаясь достижениями этих атлетов, Арни решает стать культуристом. Чтобы осуществить свою мечту, быть профессионалом, звездой и богатым человеком, он тренировался каждый день. Местный клуб «Либернауэр» не работал по выходным дням, но это не останавливало целеустремленного подростка. Арнольд проникал в спортзал через окно. Он хотел прогрессировать все больше и больше, но легко подростку не было. Отсутствие достаточных знаний значительно тормозило его развитие. Информации о культуризме в то время было мало, а о том, как правильно делать то или иное упражнение в журналах и прочих печатных изданиях написано не было.

Отсутствие опыта давало о себе знать. На первых соревнованиях Шварценеггер сильно растерялся. Он не знал, как правильно позировать, а демонстрировал свое мускулистой тело лишь в тех позах, которые видел на фотографиях Рега Парка. Именно этот культурист стал главным ориентиром для Арни. Отсутствие наставника или качественных руководством по культуризму не помешало Шварценеггеру быстро набирать хорошую мышечную массу. Это было обусловлено как регулярными тренировками, так и генетической предрасположенность. В своей книге, уже будучи знаменитым культуристом, он писал о том, что за два месяца ему удалось прибавить в мышечном объеме бицепса 1,27 см, а в общей массе за 12 месяцев — 9 кг.

С десяти лет Арни мечтал побывать в США. Она осуществилась в сентябре 1968 года. Приехав в Соединенные Штаты Америки, Шварценеггер практически не знал английского языка. Большинство известных ему фраз он говорил с акцентом, поэтому понять его было достаточно сложно. Было время, когда Арни находился на территории Америки нелегально. Американское гражданство он получил в 1983 году, но одновременно с этим он сохранил и австрийское.

Находясь в США, Арнольд стал посещать знаменитый зал Gold’s Gym, расположенный в Санта-Монике штата Калифорнии, которым руководил великий Джо Вейдер. В 1970 году, когда ему было 23 года, он становится «Мистером Олимпия». Мейнхард (старший брат Арни) погибает в автокатастрофе 20 мая 1971 года. Он вел машину в состоянии алкогольном опьянения. Спустя год умер отец Шварценеггер. Он не поехал на похороны как брата, так и отца.

Смерть родных не помешала его карьере. Он становился все популярней, но неожиданно для всех решил сделать перерыв и вернулся в соревновательный культуризм только через пять лет. В 1980 году он завоевывает свой седьмой титул «Мистер Олимпия». Это было последним его участием в соревнованиях. Он не бросил заниматься бодибилдингом, а даже организовал в 1988 году свой турнир «Арнольд Классик».

Читайте также:  Анаком вред и польза

In honor of Men’s Health’s 30th anniversary, the bodybuilding icon takes a look back at his decades-long career.

We couldn’t imagine a bodybuilder chatting it up with Johnny Carson until we saw him on The Tonight Show. We couldn’t imagine someone with 21-inch biceps as the highest-paid actor in show business until we saw him in Conan the Barbarian. We couldn’t imagine the guy who was so convincing as a killer robot in The Terminator becoming governor of our most populous state.

Yet here we are, decades later, and Arnold Schwarzenegger’s journey, from Austrian meathead to Hollywood legend, is one of the all-time top American success stories. It contains some amazing highs (seven-time Mr. Olympia, $5 billion box-office gross, two-time governor of California) and some low, low lows (steroids, Gropergate, a very public divorce), but through it all he’s always been Arnold.

Since exiting public office in 2011, Schwarzenegger has juggled his various interests. He’s promoting bodybuilding, with this year’s Arnold Sports Festival in Columbus, Ohio, attracting more than 18,000 athletes. He’s returning to movies with the upcoming Terminator 6. And he’s still biceps-deep in politics. The Constitution prevents him from seeking the only office he’d be interested in, but he still fights against climate change through R20 (a nonprofit he founded promoting clean energy and infrastructure projects) and advocates for better education and fitness opportunities for low-income kids.

Men’s Health’s former fitness director Lou Schuler caught up with the 71-year-old via a glitchy FaceTime connection in Budapest, where Schwarzenegger was filming the new Terminator. Even though his bearded, craggy face isn’t the one he implanted in our memories through sheer force of will and ambition, there’s no mistaking that “I’ll be back” voice.

MH: You went in for surgery this past March to replace a heart valve. How serious was it?

It was supposed to be a minor procedure and it ended up being major. It’s not welcome, but it happened.

How long was the recovery?

I’m still recovering. I think that major surgeries like this literally take a year. For you to remind me makes me think about it. I normally live in denial. I get out of the hospital and try to live as if nothing happened.

So I’ve already ruined your day?

Yeah, you totally fucked me.

What are your workouts like now?

It’s cardiovascular combined with weight training. We ride the bike to the gym, which takes 20 minutes, and we work out for 45 minutes to an hour with the weights, and then we ride the bike back, and then eat.

Do you work mostly with machines?

Yes, because machines are so sophisticated that you can work around injuries. So if you have a shoulder injury, you can find the machine where you can do normal lateral raises. Or you can work your rear deltoids without bending over and doing dumbbell raises. Same with biceps and triceps.

Do you still do the heavy squats and deadlifts you were known for?

That was good for competition because it’s all about giving the muscle the most resistance. You go all out because you want to shock the muscle. But it’s not good for anything else.

As soon as I was finished with competition in 1975 [after winning Mr. Olympia six years in a row], and then in 1980 [when he won again], I dropped the whole idea of heavy lifting completely and just did more reps. But I still get a good pump.

But it’s not like an orgasm anymore, which you famously compared it to in Pumping Iron?

[Long pause.] In the old days, that’s what you needed to say to have people pay attention to you. Today, you don’t have to do that anymore.

You’ve talked about how you cannot compare the steroids you took in the ’70s with what guys are taking today—you were taking only 15mg then and they take 1,000mg now. But if you knew then what you know now about the health risks of steroids, would you have taken them?

Of course not. I have acknowledged using drugs when I competed, but at that time, it wasn’t against the rules and it was with a doctor. If you weren’t doing it, you would fall behind. So we limited it to a couple months before competition, so that we wouldn’t be on it at all times and get hooked.

Why do you think people still take steroids?

People always want the easier way out to become better. It’s human nature, and you could probably write a book about all of the different ways we enhance ourselves and what that means and whether we need to cut back. People take drugs to focus more, to sleep better, to feel better mentally, to feel less pain, to build muscle, to lose fat—you name it. If there was an option to wave a magic wand and get rid of all illegal performance enhancing in sports, where someone can’t find the next big thing that can’t be spotted on a test, I am all for it. I’d do it tomorrow.

People always want the easier way out to become better. It’s human nature.

When I look at pictures of bodybuilders from the ’70s, even knowing you guys used steroids, I can still get fired up to train. But it’s hard to imagine anyone being motivated by today’s top bodybuilding pros. Why do you think the aesthetic changed?

Sports develop, and the performances evolve, and it gets exaggerated. The good thing is that after enough complaining about it by certain people, including myself, the [International Federation of Bodybuilding and Fitness] recognized that not everyone wants to see pregnant-looking men onstage. In the old days, we posed every day for half an hour. To flex every muscle in your body is very strenuous and takes a lot of oxygen, but we trained ourselves to smile anyway. It says to the judges, “Look, I’m showing you the biggest muscles in the world, and I’m smiling while I do it.” It’s like Ali used to laugh while he was boxing. It showed his superiority.

Today, by the fourth pose they’ve run out of energy and they’re shaking. When you see the faces onstage, it’s horrifying. I would be very tough in the judging, like in gymnastics: “Here’s a certain amount of poses you have to do, and you’re going to be scored on the way you go from one pose to the next and if you can sustain a pose-off for 15 minutes.” It’s what the people like to see. They like to see action.

How do you think today’s bodybuilders would react to those changes?

It would take a while for them to learn. It’s like people that don’t understand there’s global warming and they’re creating pollution and it’s killing people.

Whoa, I’ve never heard anyone connect bodybuilding and global warming. Explain!

The whole idea [in the mid-’70s] was to make bodybuilding popular and understood by the public. That it’s not only a competitive sport, where you try to get a 21-inch arm, but that it’s something anyone can enjoy and use this activity as a means to improve whatever sport they are doing. Or just for longevity, to feel more strong and feel more proud of yourself.

The bodybuilders from way back were hiding in dungeon gyms and coming out posing onstage and disappearing again. It was easy to attack: “All those muscle guys are oiled up and looking at themselves, and it must be a sport for gay people. They’re trying to compensate because they’re small somewhere else. And maybe because they’re mentally not there, they want to make up for it physically.”

Читайте также:  Антипсихотическое действие что это

I had a different approach. I hired a publicist in ’74 and systematically went out there on talk shows to disarm people with the personality — what we call the Austrian Schmäh [“charm offensive”]. That’s when I started this fitness crusade, because I realized the whole movement needed explanation. So I did endless seminars, I wrote books, I did TV interviews, Pumping Iron. I would go to prisons to talk about weight training. I would go to military bases. I would go to battleships. I would go to women’s gyms.

Do you think being an immigrant gave you a stronger work ethic?

What mentality does it take to leave your home? And to leave your parents, your friends, and your country and start fresh? My upbringing was tough. My father made me do pushups before I was allowed to have breakfast. To earn breakfast, as he said, you have to do pushups and knee bends. And carry water from the well 200 yards away in the deep snow. I grew up with that. My desire, therefore, was really great. It was like, that or nothing. There was no plan B. I had the will, but I still needed all the inspiration and all the people to open up the doors of opportunity.

My upbringing was tough. My father made me do pushups before I was allowed to have breakfast.

When you were 18, shortly after you entered the Austrian army, you went AWOL to go to Germany to win Junior Mr. Europe. But when you got back, you had to go to jail, right?

It wasn’t really jail. I was there for one night so they could say, “We punished him.” But they were proud. Then I went back to tank-driving school.

Were you a good tank driver?

I was a fantastic tank driver. Tank driving is all about if you have the guts. The commander says to drive straight, and you see in front of you a lake, and on the lake is ice, and you say to yourself, “This couldn’t be true.” But without any question I drove straight. And so, of course, the tank crashed into the ice. They do it to test you. What kind of balls do you have? Ice-cold water rushed over my head. Then he said, “Stop, okay, go back,” and I backed out. He jumped down and said, “That was good.”

If you could be the Terminator and go back in time, what would you tell your younger self about how to live?

[Long pause.] You know, the question is if you tell yourself anything. There’s a saying in German: Selbsterkenntnis ist der beste Weg zur Besserung, which means “Self-knowledge is the best way to improve.” I believe in that. When you fail, the trick is to get up again and evaluate in an honest way what went wrong. Yes, it’s easy to say, “Don’t do Hercules in New York.” But that was an interesting experience. Each one of the things I made a mistake in, I eventually learned from that, and it made me a better person. It made me more experienced. It made me wiser.

In 2003, long before #MeToo, you were questioned about your behavior toward women. Would you want to treat the women in your life differently than you did?

Looking back, I stepped over the line several times, and I was the first one to say sorry. I feel bad about it, and I apologize. When I became governor, I wanted to make sure that no one, including me, ever makes this mistake. That’s why we took sexual harassment courses, to have a clear understanding, from a legal point of view and also from a regular-behavior point of view, of what is accepted and what is not.

Have your views of masculinity changed?

I’ve not changed my view. I’m a guy. I would not change my view of who I am. The woman I was originally most in love with was my mother. I respected her, and she was a fantastic woman. I always had respect for women.

Fatherhood is really the greatest joy. Watching all five of my kids grow into their own successful lives is fantastic. Spending time with them, working out together, answering their questions makes me so happy. They were also all there for me after my surgery, so you start to realize, wow, they are really growing up and now it’s not just me pumping them up. We are all pumping each other up.

"Looking back, I stepped over the line several times."

Kids are the next best thing after cloning—even though you realize every child has a different personality. If you really want to spread your philosophy, whether it’s about giving back, fighting for fitness, or, just like my dad told me, making the world a better place than you inherited, you’d better do a good job as a parent.

At the time it felt like the right thing to do. It was in my gut. I improvised it. I called them girlie men because they weren’t willing to take risks. They were afraid of everything. Politicians in general want to do little things so there’s no risk involved. But it was shortsighted. In the long term, it’s better to not say that, because you want to work with them.

Modern politics often feels like the plot of one of your movies, where one side is trying to eliminate the other side. Do you also get that feeling?

If you have a little sense of history, you know that the best things are accomplished when both parties work together and start compromising, like Ronald Reagan did with Tip O’Neill. They argued in public and attacked each other, but with a little wink. That’s why so much got done in the Reagan administration. When you can reach out across the aisle and work together, you can get much more accomplished, rather than “girlie men” or “fuck you” or “it’s my way or the highway.”

You’re starting a new wellness brand with some elite athletes. What do you hope to accomplish?

I became the chairman of the President’s Council [on Physical Fitness and Sports, in 1990] to reach out to everyone. Everyone has the right to be fit. How can I democratize fitness? This project will help with that by giving expert health, fitness, and nutrition advice. We’ll also sell protein, energy, and greens that are NSF Certified for Sport. Supplements are what they’re called: They’re supplementing regular food. But there is no secret pill. Everything is hard work and eating well.

"I’m a big advocate of ‘get off your fucking couch and do something about it.’"

If you were Conan the King, what would be your first royal decree?

Access for everyone to health care. And to get off the arms race and to get off Verschmutzung [polluting]. It’s inexcusable to have so much plastic floating around in the oceans.

Do you think any of those things will happen?

It will not happen if people just sit around and complain when they hear something on the news. I’m a big advocate of “get off your fucking couch and do something about it.” If you believe there’s something being done wrong by legislators, go out and do everything you can to unseat that person. The same if you see a president acting strange: Do everything you can to unseat that president. My father said to me, “Be useful.” Useful not only to yourself, but useful to your neighborhood, your country, the world. It entails everything.

Ссылка на основную публикацию
90 60 120 Женщины фото
Понятие идеальной женской фигуры меняется с каждым десятилетием, это можно заметить, если вспомнить секс-символов прошлых лет. Предлагаем взглянуть на то,...
Adblock detector